Литературное признание

Н.С. Гумилев

поэт

«Эта зима принесла любителям поэзии неожиданный и драгоценный подарок, — пишет он в конце 1911 г. в своем обзоре вышедших в последнее время сборников стихов. — Я говорю о книге почти не печатавшегося до сих пор Н. Клюева. В ней мы встречаемся с уже совершенно окрепшим поэтом, продолжателем традиции пушкинского периода. Его стих полнозвучен, ясен и насыщен содержанием. Такой сомнительный прием, как постановка дополнения перед подлежащим, у него вполне уместен и придает его стихам величавую полновесность и многозначительность».

«Пафос Клюева - ... религиозный... Христос для Клюева - лейтмотив не только поэзии, но и жизни. Это не сектантство отнюдь, это естественное устремление высокой души к небесному Жениху...»

«До сих пор ни критика, ни публика не знает, как относиться к Николаю Клюеву. Что он — экзотическая птица, странный гротеск, только крестьянин — по удивительной случайности пишущий безукоризненные стихи, или провозвестник новой силы, народной»

Н.Ф. Христофорова

актриса

«Предо мной был чисто русский человек – в поддёвке, косоворотке, шароварах и сапожках – старинного покроя. Лицо светлое, шатен, борода небольшая, голубые глаза, глубоко сидящие и как бы таившие свою думу. Волосы полудлинные, руки красивые, с тонкими пальцами; движения сдержанные; во всем облике некоторая медлительность, взгляд весьма наблюдательный. Говорит ровно, иногда с улыбкой, но всегда как бы обдумывая слова, – это заставляло быть внимательным и к своим словам. Говор с ударением на «о» и с какими-то своеобразными оборотами речи. Как выяснилось в дальнейшем – он был из семьи поморцев-старообрядцев Олонецкой области».

«Прошло много времени со дня кончины поэта Клюева Н.А. (30 лет), – но невольно с грустью думается: как много ценного он мог бы еще внести в безграничную сокровищницу русский поэзии!
Несомненно, русский народ оценит по достоинству свое детище – и с благодарностью воспримет в его песенных самоцветах красоту и особую мудрость исключительного по самобытности его творчества!
Вечная и славная ему память!»

А.Н. Толстой

писатель

«Дорогой Константин Федорович, вчера и сегодня я слушал поэта Н.А. Клюева. Его стихи более чем талантливы. Есть вещи по высоте и выражению вдохновенные, нельзя их слушать без волнения. Он простой крестьянин. Две его изданные книжки уже разошлись, теперь он приготовил третью книжку, что вместе составит хороший томик божественных стихов. Если бы Вы взялись издавать Клюева... Ответьте мне, возможно ли это. Посылаю Вам первые книжки. Третью в рукописи вышлю по первому требованию.
P.S. Клюев совершенно необыкновенный человек, черт знает, какие сокровища есть у нас...».

Брюсов В.Я.

поэт

« Как дикий лес, который разросся как попало по полянам, по склонам, по оврагам. Ничего в нем не предусмотрено, не предрешено заранее, на каждом шагу неожиданности, то причудливый пень, то давно повалившийся, обросший мхом ствол, то случайная луговина, но в нем есть сила и прелесть свободной жизни... Поэзия Клюева похожа на этот дикий свободный лес, не знающий никаких «планов», никаких «правил».

 «Клюев - поэт подлинный...»

Городецкий С.М.

поэт

«Чудесный поэт, хитрый умник, обаятельный своим  коварным смирением, творчеством,  вплотную примыкавший к былинам и духовным стихам Севера. Он был лучшим выразителем той идеалистической системы, которую несли все мы. Но,  в то время как для нас эта система была литературным исканием, для него она была крепким мировоззрением, укладом жизни, формой отношения к миру. Клюев оставался первым в группе крестьянских поэтов, группа эта все росла и крепла. В нее входили кроме Клюева и Есенина... Сергей Клычков и Александр Ширяевец. Все были талантливы, все были объединены системой песенно-былинных образов».

Свиридов Г.В.

композитор

«Поэт он несомненно гениальный. Влияние оказал громадное и на Блока, и на Есенина, в значительной мере выросшего под его воздействием, сознававшего это и потому старавшегося отпочковаться, освободиться (этим и объясняются резкости Есенина по отношению к нему!). Повлиял Клюев и на А. Прокофьева (ранних, лучших его стихов), и на Заболоцкого (как это ни странно), и вообще на многое в литературе. Он предвосхитил пафос и отчасти тематику лучшей современной прозы и т. д.

Как прискорбно, что имя его покрыто до сих пор глубокой тенью. Место его в русской литературе — рядом с крупнейшими поэтами XX века.

Писать музыку на его слова соблазнительно, но это неимоверно сложно. Поэзия его статична; это — невероятная мощь, находящаяся в состоянии покоя, как, например, Новгородская София или Северные монастыри. Стихи его перегружены смыслом и символикой и требуют вчитывания, вдумывания. Музыка же должна лететь или, по крайней мере — парить. В Клюеве слишком много земли (но не «земного», под которым подразумевается светское, поверхностное!), он весь уходит в глубину, в почву, в корни. <…>
Великому — не должно больше пропадать! И так его исчезло слишком много, в результате планомерной и беспощадной деятельности людей, желающих обратить Россию в ничтожество, в мизерабль.
Для меня они — величайшие русские поэты нашего века, есть нечто апостольское в их типах: нежное, от Иоанна, в Есенине и суровое, от Петра, в Клюеве.
»

Блок А.А.

поэт

Из дневника.1911г.17 октября

«Клюев - большое событие в моей осенней жизни»

«Послание Клюева все эти дни – поет в душе. Нет, рано еще уходить из этого прекрасного и страшного мира»

Ахматова А.А.

поэтэсса

«…Клюев настоящий, очень значимый поэт»

Есенин С.А.

поэт

"От Вытегры до Шуи

    Он из бродил весь край

    И выбрал кличку — Клюев,

    Смиренный Миколай". 

"Учитель он  мой…",

 «Из поэтов- современников нравились мне больше всего Блок, Белый и Клюев. Белый дал мне много  в смысле формы, а Блок и Клюев научили меня лиричности». 

Рюрик Ивнев

поэт

«Клюева я считал и считаю одним из самых самобытных поэтов и потому не придавал никакого значения его чудачествам.  Они меня не отталкивали от него, ибо не это было главное  в нем. Главным был его неоспоримый талант».

«Клюев не верещит о радостях рабочих, когда эти рабочие еще голодны, он не заверяет мир о том, что настал великий и радостный день освобождения, он знает, что это освобождение придет, но придет не в пестрых, шутовских ура-патриотических навыворот одеждах, а придет в суровом крестьянском платье, пройдя через очищающий огонь физических и духовных страданий, противоречий, ошибок и, может быть, даже преступлений.
И если Клюев не потеряет всех своих сил в мучениях своей души, если бешеная скачка дней не вытянет из него всех жил, не выпьет всей его густой и чудной крови, то русская поэзия, которой так не умеют интересоваться современные критики, получит драгоценное наследие». <...>

«В ту пору Клюев написал изумительную поэму «Погорелыцина», в которой описывается голод (не 1922 года, очевидно, более <раннего> времени).
Он читал эту поэму во всех домах, в которых бывал (у Морозовых, Сытиных, у искусствоведа Анисимова  и других). Напечатана на машинке она была во многих экземплярах.
Поэма производила огромное впечатление на всех, кто ее слышал. Я бы сравнил ее с плачем Сырдона в эпосе осетинского народа «Нарты». Все тончайшие оттенки мучительного страдания от голода переданы были виртуозно. Это было высокое и горестное искусство».

Г.И. Поршнев

журналист

«…Он, кажется, первый поэт русского Севера, страны «чарующих» озер и «испуганных» птиц, страны лесных сказок и нежных, еще не исследованных народных легенд и преданий. Это – второй Ломоносов, также пропитанный культурой приютившего его города, но гораздо самостоятельнее, с более крепкими корнями в вспоившей его среде».

Л.Н. Войтоловский

литературный критик

 «Он пришел из низов и сразу окунулся в самую гущу искусственности и модерна. Он полюбил всю новейшую поэзию не меньше, чем «сосен перезвон»; и на свою первобытную, мудро-наивную фантазию он поспешил навести лак городской и книжной культуры». 

Нестеров М.В.

художник

Из книги Воспоминания

Приближался 1916 год. Мы с женой получили приглашение великой княгини (Елизаветы Федоровны) послушать у неё «сказителей». Все поместились вокруг большого стола, на одном конце сидели сказители. После перерыва стал говорить старший. Его манера была обычной манерой сказителей. Так сказывали Рябинин, Кривополенова и другие, попадавшие к нам с Севера. Голос глуховатый, дикция выразительная.<> все, что сказывал Клюев, соответствовало времени, тогдашним настроениям, говорилось им с большой выразительностью.

Райс Э.М.

поэт

"Он — первый представитель неисчислимой, анонимной, до тех пор бессловесной массы русского народа, который не только заговорил о себе ярко и отчетливо, вполне литературным языком, но даже очень быстро превзошел испытаннейших знатоков и мастеров русского слова»

Форш О.Д.

писательница

"В восторге же от стиха пребывал непрестанно. (…) Когда стих вызревал, он читал его где и кому придется. Читал на кухне кухарке и плакал. Кухарка вскипала сладким томлением и, чистя картошку, плакала тоже".

 

Впечатляюще изображено писательницей и действие "Микулы" на интеллигентных слушателей:

"Он вызывал и восхищение, и почти физическую тошноту", — ощущение бессилия перед "дурманным вихрем".

Школьный литературный музей

Н.А. Клюева

+7 952 897 37 55

Россия, г.Томск

Наши партнеры:

нквд_edited.png